Игорь Борисович Черкасский

Одним из самых опасных вызовов для успешного европейского развития Украины остается коррумпированность власти и распространение таких преступлений, как отмывание преступных доходов и финансирование терроризма.

В течение последнего времени в СМИ появляется все больше информации о Госфинмониторинге и его участии в борьбе с легализацией грязных денег и финансированием терроризма. Прежде всего это связано с проведением первой Национальной оценки рисков, блокированием подозрительных финансовых операций бывшего режима на сумму более 1,5 млрд долл. США, конфискованных в бюджет Украины.

Но последней важной новостью стало утверждение Комитетом экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию средств и финансированию терроризма (MONEYVAL) Отчета об оценке Украины. Он был обнародован в конце января нынешнего года, а координировала работу по оценке Государственная служба финансового мониторинга Украины.

Подробнее на все эти темы мы решили поговорить с руководителем финансовой разведки Украины – Председателем Государственной службы финансового мониторинга Украины Игорем Борисовичем Черкасским.

— Господин председатель, прежде всего, о том, что вызвало в свое время наибольший интерес у людей – эффективное завершение дела о конфискации денежных средств в эквиваленте 1,5 млрд долл. США.

Игорь Борисович Черкасский: — Да, эти активы в свое время выявлены и заблокированы именно Госфинмониторингом.

— Не могли бы вы немного больше рассказать о ходе финансового расследования?

Черкасский Игорь Борисович: — Это было самое масштабное за все время финансовое расследование фактов отмывания средств, хищения и присвоения государственных активов Януковичем и связанными с ним лицами. Оно включало в себя обработку оперативных данных из различных информационных источников и баз данных, исследование трансграничного и внутригосударственного движения средств, идентификацию IP-адресов участников схем и активное сотрудничество с иностранными партнерами. Также учитывали и мощное юридическое лобби схем отмывания средств.

Черкасский И.Б

— Насколько мне известно, для отмывания этих средств использовались самые ликвидные государственные финансовые инструменты…

Игорь Борисович Черкасский: — Именно так. Были использованы облигации внутреннего государственного займа. С целью легализации часть присвоенных средств была использована для приобретения высоколиквидных ОВГЗ, эмитированных в долларах США, а остальные средства были размещены на банковских депозитных.

Мы отследили связи между бывшими чиновниками и компаниями-нерезидентами. Стало понятно, что указанные «инвестиции» были ничем иным, как ранее выведенными из Украины (теми же экс-чиновниками) средствами. Затем они вводились в Украину с целью получения сверхдоходов и высокогарантированного дохода со стороны государства.

В ходе расследования было подтверждено, что к указанной схеме привлекалось более тысячи субъектов хозяйственной деятельности.

— Если говорить о профессиональной финансовой среде, то здесь одна из топовых новостей – результаты пятого раунда оценки Украины Комитетом Совета Европы MONEYVAL. Что означает для нашего государства такая международная оценка?

Игорь Черкасский: — Начну с того, что Украина имеет достаточно длительную историю взаимоотношений с MONEYVAL, сотрудничество с которой является важной составляющей евроинтеграции.

Фактически, главной целью Комитета MONEYVAL является проведение взаимных оценок государств на предмет технического внедрения стандартов FATF и эффективности работы национальных систем. Оцениваются правовая, финансовая и правоохранительная сферы. В свою очередь, конечная цель – это способность стран-членов Совета Европы иметь эффективные системы противодействия отмыванию средств и финансированию терроризма и соответствие их актуальным международным стандартам.

Следовательно, результаты таких оценок имеют фундаментальные последствия для каждого государства.

— В чем заключается работа в Комитете MONEYVAL?

Игорь Черкасский: — Эксперты из Украины, в том числе и специалисты Госфинмониторинга выступают оценщиками других стран (в частности, и нашего государства), предоставляют свои выводы, комментарии и предложения.

Отчеты о взаимных оценках рассматриваются на пленарных заседаниях Комитета MONEYVAL. Несколько раз в год делегация Украины при лидерстве Госфинмониторинга принимает в них участие.

Более того, MONEYVAL является членом Группы FATF, и это дает Украине возможность участия в работе FATF. А это уже самая авторитетная международная организация в этой сфере.

Благодаря такому механизму Украина находится в курсе всех мировых трендов борьбы с отмыванием средств и финансированием терроризма.

— Давайте подробнее об оценке Украины. Как вы можете прокомментировать ситуацию с оценками MONEYVAL в целом и что мы ожидали от 5-го раунда оценок?

Игорь Борисович Черкасский: — За все время нашего сотрудничества с Комитетом MONEYVAL было проведено 3 раунда оценки Украины. Четвертый раунд оценки, который был запланирован на начало 2014 года, не состоялся в связи с Революцией Достоинства.

Итак, Украина одна из первых попала сразу под процедуру 5-го раунда. И этот раунд оценок является уникальным. Предыдущие оценки были сосредоточены исключительно на технической проверке соответствия национального законодательства требованиям FATF. Тогда как 5 раунд предполагает, в первую очередь, проверку эффективности работы системы борьбы с отмыванием средств и финансированием терроризма, а также, конечно, и оценку технического соответствия.

В связи с этим было усилено внимание к вопросам эффективности работы, ведь ее недооценка могла обернуться негативными последствиями.

— Уточните, пожалуйста, что вы имеете в виду?

Игорь Черкасский: — Результаты оценки влияют на уровень мониторингового режима в отношении страны со стороны MONEYVAL и FATF. И никогда нельзя исключать риск попадания в «черный» или «серый» списки FATF, если совокупность рейтингов будет отрицательной.

Вспомните, именно по результатам предыдущих оценок Комитета MONEYVAL Украина неоднократно попадала в санкционные списки FATF. В частности, в «черный» список в 2001-м году (с последующими экономическими санкциями) и в «серый» список в 2010-ом.

Даже после 5-го раунда оценок MONEYVAL в процедуру включения в список FATF попали такие страны Совета Европы, как Сербия, Венгрия и Остров Мэн. Но – не Украина!

— Как именно проходил процесс оценки и какова была ваша миссия?

И.Б. Черкасский: — Начало этого раунда оценки пришелось еще на август 2016 года, когда Украина (а по сути, это был Госфинмониторинг) получила от Комитета Совета Европы MONEYVAL так называемые «опросники» с конкретными вопросами, примерами, уточнением статистических данных.

Это работа на тысячи и тысячи страниц не только аналитического материала, но и перевода на английский язык и наоборот. Служба организовала около сорока межведомственных методологических совещаний для помощи всем государственным органам и частному сектору, чтобы достойно представить наши достижения.

— Расскажите о выездной миссии MONEYVAL , как она проходила в Украине?

И. Черкасский: — Миссия MONEYVAL осуществляла свою работу в Украине с 23 марта 2017 года по 8 апреля 2017 года. То есть, более двух недель. Украину оценивала команда из 11 экспертов из разных стран мира.

Команда экспертов была разбита на две группы. Одна работала с представителями государственных органов, правоохранительных регуляторных и других. Вторая – с частным сектором и общественными организациями.

Обсуждали вопросы эффективности практического внедрения Рекомендаций FATF.

— Каким был формат этой проверки?

Игорь Борисович Черкасский: — С одной стороны это выглядело как интервьюирование украинской стороны по вопросам борьбы с отмыванием средств, но фактически это был полноценный международный аудит. С проверкой достоверности предоставленной информации, сравнением различных административных и статистических данных, перекрестным опросом и другими вещами, которые являются характерными для такого рода оценки. То есть – это была действительно глубокая работа.

— Что было потом?

Игорь Борисович Черкасский: — После завершения миссии Госфинмониторинг принимал участие в подготовке Отчета. Нами предоставлено сотни комментариев на дополнительные запросы экспертов-оценщиков. Проанализированы и даны развернутые замечания по трем последовательно подготовленным проектам Отчета. Подготовлена информация на запросы других стран относительно проекта. Это была колоссальная работа.

— И дальше было утверждение Отчета?

Игорь Борисович Черкасский: — Не совсем. Этому предшествовала, так сказать, предварительная защита Украиной его проекта. С этой целью в октябре прошлого года в офисе Совета Европы были проведены встречи «один на один» между украинской делегацией и экспертами-оценщиками, а также Секретариатом Комитета MONEYVAL. Экспертов обеспечили дополнительной информацией и статистическими данными. Проект Отчета был детально обсужден и предварительно были согласованы рейтинги Украины по 40 Рекомендациям FATF и вопросам эффективности.

И только после этого проект Отчета был вынесен сначала на рассмотрение Рабочей группы по вопросам оценок при Комитете MONEYVAL, а уже потом и на обсуждение Пленарного заседания.

— С ваших слов это выглядит как очень тяжелый процесс…

Игорь Черкасский: — Это действительно так. Но тем ценнее выводы и рекомендации, которые мы получили. Комитетом MONEYVAL утвержден выверенный и справедливый Отчет, за что я благодарен нашим международным партнерам.

— Что запомнилось во время пленарной недели MONEYVAL, когда утверждался Отчет?

Игорь Борисович Черкасский: — Это был декабрь прошлого года. Работа украинской делегации в Страсбурге была очень насыщенной. Нам удалось объединить всех в единую команду. И Национальное антикоррупционное бюро, и Генеральную прокуратуру, и Службу безопасности, и Национальный банк, и Государственную фискальную служба и других. Впервые за много лет в составе делегации были представители Секретариата Кабинета Министров и Минфина. Все вместе работали на результат.

Дискуссии велись вокруг вопросов применения механизма конфискации, Национальной оценки рисков, международного сотрудничества, мер по недопущению финансирования оружия массового уничтожения.

7 декабря 2017 Отчет был утвержден Комитетом, а уже 30 января этого года обнародован.

— Какие приоритеты вы ставили перед собой в этом процессе?

Игорь Черкасский: — Главное – сделать все, чтобы Украина не попала под санкционный мониторинг Комитета MONEYVAL, а в дальнейшем и FATF. Потому что нашей стране, которая фактически находится в состоянии войны, включение в так называемый «серый» список FATF нанесло бы значительный репутационный удар. Цена вопроса была предельно высокой. И мы были настроены решительно, отстаивали каждое свое замечание к каждому критическому выводу стран-членов MONEYVAL в проекте Отчета.

— Вы считаете, что достичь необходимого результата удалось?

И. Черкасский: — Мы им довольны. Пленарное заседание MONEYVAL безоговорочно подтвердило, что Украина является надежной юрисдикцией в вопросах борьбы с отмыванием средств и финансированием терроризма. Мы признаны страной, которая не требует специальных контрольных мероприятий или, другими словами, – «маяков» со стороны Комитета Совета Европы MONEYVAL и FATF.

Впрочем, утверждение Отчета — это только начало тех структурных преобразований, которые Госфинмониторинг будет предлагать для реформирования национальной системы финансового мониторинга, в том числе с учетом рекомендаций MONEYVAL.

— Что по итогам проверки Госфинмониторинг планирует делать в дальнейшем?

Игорь Борисович Черкасский: — В первую очередь нужно сфокусироваться на тех зонах, которые признаны неэффективными. Речь идет, в частности, о правоохранительой и судебной системе, где требует усовершенствования работа по расследованию и преследованию за отмывание средств и предикатные преступления. Внимание следует уделить и вопросам ареста и конфискации преступных доходов, мерам по надзору за представителями нефинансовых рынков, созданию механизма проверки бенефициарных владельцев.

Стоит сфокусироваться на противодействии финансированию терроризма. Информировании частного и неприбыльного секторов с соответствующими рисками.

Планируем предложить концепцию всесторонней и непрерывной административной отчетности в сфере финансового мониторинга. Это очень кропотливая, но необходимая работа.

В целом, Госфинмониторинг начал подготовку соответствующего Плана действий по результатам 5-го раунда оценки.

— Могли бы вы обозначить самые опасные на сегодня вызовы, связанные с отмыванием средств и финансированием терроризма?

Игорь Борисович Черкасский: — Госфинмониторинг является национальным подразделением финансовой разведки. Мы выявляем схемы отмывания средств, полученных путем коррупции и других преступлений, в результате теневой экономической деятельности, ресурсы, предназначенные для финансирования терроризма. Расследуем факты отмывания средств бывшими высокопоставленными чиновниками. Выявляем лиц (и их финансовые операции), которые могут быть связаны с финансированием терроризма или сепаратизма. Основной нашей целью является разрушение схем отмывания средств, а еще больше – недопущение их создания.

— А какие самые распространенные способы отмывания денег в нашей стране?

И. Б. Черкасский: — Их много. Это и хищения бюджетных средств и других государственных активов; деятельность «конвертационных» центров и фиктивных предприятий; незаконное перечисление и перемещение средств за границу; операции с ценными бумагами и долговыми обязательствами; киберпреступления и многое другое.

— Эта информация доступна для общественности?

Черкасский: — Ежегодно мы публикуем типологии относительно схем отмывания средств и финансирования терроризма. В 2016 году опубликовали сборник типологий за 2014-2016 годы, то есть за период после Революции Достоинства.

— Но ведь существует тайна финансового мониторинга? Нет ли здесь противоречия?

И. Б. Черкасский: — Конечно, почти вся информация, с которой работает Госфинмониторинг, это информация с ограниченным доступом. Мы получаем ее от финансового и нефинансового сектора, правоохранительных и разведывательных органов, государственных регуляторов и других государственных органов. Добавьте сюда и разведданные от подразделений финансовых разведок зарубежных стран.

Однако информация о типовых схемах и методах отмывания средств должна быть доступной.

— А с чего, как правило, начинаются финансовые расследования?

Черкасский И.Б.:- С сообщений, которые мы получаем. Первичная обработка информации осуществляется в автоматическом режиме. Непосредственный анализ проходит в аналитическом сегменте Единой информационной системы финансового мониторинга. Все полученные сообщения разделяются по степени риска и подлежат анализу. По его итогам создаются досье уже для проведения финансовых расследований. Далее – формирование материалов. Весь этот процесс основан на риск-ориентированном подходе, с учетом международного опыта.

игорь борисович черкасский

— Можете коротко рассказать о результатах работы Госфинмониторинга в последние годы?

Игорь Борисович Черкасский: — Начну с того, что в Госфинмониторинге сложился крепкий коллектив профессиональных специалистов, которые каждый день отдают все силы общей цели. Это – серьезный арсенал. У каждого нашего аналитика на проработке находится более 50 досье, на основании которых затем проводятся финансовые расследования. В целом, с 2014 года по сегодняшний день Госфинмониторингом направлено в правоохранительные органы более 2500 материалов, которые содержат в себе подозрения относительно отмывания средств, финансирования терроризма или других преступлений. Нагрузка, как видим, большая.

Во-вторых, важным является то, что Госфинмониторинг смог сохранить свою профессиональную состоятельность и независимость в принятии решений. Это является крайне важным фактором в работе нашей организации.

— Это вылилось в определенные цифры? Можете их привести?

Игорь Черкасский: — Только за прошлый год мы подготовили и направили в правоохранительные органы 712 материалов с подозрением относительно отмывания средств и финансирования терроризма. Общая сумма, которая фигурирует в них – почти 60 млрд гривен. Это колоссальные цифры.

— А как насчет расследований об отмывании средств бывшими высокопоставленными чиновниками?

Игорь Борисович Черкасский: — Только за прошлый год мы сформировали 211 материалов по таким случаям. Общая сумма подозрительных финансовых операций оценивается в более чем 16 млрд. гривен.

Впрочем, это системное продолжение работы, начатой еще в марте 2014 года. Конфискация средств в эквиваленте 1,5 млрд долл. США, о которой мы уже упоминали, – это, можно сказать, ее ключевой результат.

— Несколько слов о противодействии финансированию терроризма…

Игорь Черкасский: — Здесь мы тесно сотрудничаем со Службой безопасности. В прошлом году сформировали и направили им почти 70 материалов. Работа в этом направлении будет усиливаться. Когда мы проводили первую Национальную оценку рисков, то на вопросе финансирования терроризма сосредоточились отдельно и показали его возможные последствия.

— Кстати, относительно Национальной оценки рисков. Известно, что это современный инструмент в антилегализационной сфере. Как вы можете прокомментировать результаты первой оценки рисков?

И.Б. Черкасский: — В каждом государстве Национальная оценка рисков является внутренним национальным аудитом, с помощью которого определяются риски и угрозы, связанные с отмыванием средств и финансированием терроризма. Цель такой оценки – минимизация выявленных рисков. Отчет о первой Национальной оценке рисков был подготовлен в конце 2016 года, тогда же и обнародован. Очень много информации обработано и статистической, и анкетирования, и разнообразной отчетности. Мы подключили и международных партнеров к этому процессу. Активное участие приняла ОБСЕ.

— И что же в результате…

И. Черкасский: — По результатам оценки определены 37 разноплановых рисков. Это риски коррупции, оргпреступности, высокого оборота наличных денег, фиктивного предпринимательства, проявлений терроризма, неэффективной санкционной политики и многое другое. Далее Правительство (по нашей инициативе) приняло План мероприятий по уменьшению этих рисков.

— Не секрет, что эффективность борьбы с отмыванием средств зависит от качества межведомственной координации и быстрого информационного сотрудничества. Как вы оцениваете состояние этого сотрудничества?

И.Б. Черкасский: — Мы являемся национальным координатором в этой сфере. В Украине функционирует Совет по вопросам предотвращения и противодействия отмыванию, финансированию терроризма и финансированию распространения. Это консультативно-совещательный орган Правительства, и мы сопровождаем его работу. С начала создания уже проведено более сотни заседаний. Обсуждаем актуальную информацию, стараемся оперативно решать проблемные вопросы.

Наши аналитические материалы ждут и Национальное антикоррупционное бюро, и Генеральная прокуратура, и Фискальная служба, и Служба безопасности и, конечно, Полиция.

Кстати, только за прошлый год мы передали в НАБУ более 100 таких материалов.

Как правило, оперативное сотрудничество с правоохранительными органами осуществляется, фактически, в режиме он-лайн, а рабочие встречи и совещания проводятся чуть ли не ежедневно.

— Кабинет Министров каждый год принимает ежегодные планы по борьбе с отмыванием средств. Какова роль таких правительственных документов?

И. Черкасский: — Подобные планы утверждались в Украине ежегодно с 2002 года. Но после проведения Национальной оценки рисков мы кардинально изменили философию и подход к такому планированию.

Поскольку оценка рисков будет обновляться каждые три года, то было решено и планировать мероприятия по результатам такой оценки на трехлетней основе. Действующий План уже предусматривает мероприятия на 2017-2019 годы.

— Отмывание средств и финансирование терроризма в большинстве случаев имеет транснациональный характер. Расскажите больше о международном сотрудничестве в этой сфере.

И.Б. Черкасский: — Когда я приступал к работе в марте 2014-го года, то определил такое сотрудничество в качестве одного из главных приоритетов. Выявление после Революции Достоинства масштабной коррупции среди высших эшелонов власти, хищение государственных средств, вывод их за границу требовало усиления международного сотрудничества. С тех пор мы начали серьезное сотрудничество с иностранными подразделениями финансовых разведок подавляющего большинства стран.

игорь борисович черкасский

— Можете назвать успешные примеры такого сотрудничества?

И. Черкасский:- Далеко ходить не буду. Возьмем дело о 1,5 млрд долл. США, о котором мы уже упоминали. В нем мы сотрудничали с подразделениями финансовых разведок США, Британии, Латвии, Эстонии, Кипра, Сейшел, Белиза, Британских Виргинских островов, Панамы и других стран.

Особенно активно работали с американской стороной. В частности, с финансовой разведкой (FinCen) и Федеральным бюро расследований (FBI). Параллельно коммуницировали и сейчас плодотворно сотрудничаем с Посольством США в Украине. Они помогли в установлении долларово-деноминированных операций нерезидентов.

Результативным было сотрудничество с финансовой разведкой Латвии, благодаря которой установлены счета компаний-нерезидентов и движение средств по ним.

В целом же, на сегодня Госфинмониторинг сотрудничает со 135 подразделениями финансовых разведок мира.

— Существуют ли какие-то препятствия для эффективной работы Госфинмониторинга?

Игорь Черкасский: — Нам крайне важно сохранить и нарастить квалифицированный персонал. Но всегда существует риск, что сотрудники, в первую очередь, аналитики и работники ИТ-сферы уйдут от нас в частный сектор, или же в антикоррупционные органы, где значительно выше заработная плата. Следовательно, нужна надлежащая оплата труда специалистов, которые анализируют многомиллионные транзакции. Иначе это может негативно повлиять на качество работы Службы. В прошлом году проблема была частично решена (внесены изменения в Государственный бюджет), и мы смогли немного повысить уровень зарплат.

— Это единственная проблема, с которой вы сталкиваетесь?

— Есть и еще кое-что. В последнее время серьезно встал вопрос информационного обеспечения, обновления интегрированного ИТ – решения. Согласитесь, аналитики должны быть обеспечены современными автоматизированными продуктами для обработки информации о финансовых операциях.

— Дело тоже в деньгах?

Игорь Борисович Черкасский: — К сожалению. В 2003-2008 годах мы создали мощную и уникальную на то время информационную систему. Она обеспечивает сбор, обработку и анализ информации Госфинмониторингом. Эта система эксплуатируется уже более 13 лет. Но с 2009 и по прошлый год ассигнования на ее техническую поддержку и модернизацию отсутствовали.

Вопрос сдвинулся с места в прошлом году. Мы получили серьезное финансирование на модернизацию. Многое внедрили в конце прошлого года, но еще не все реализовали. Надеюсь в этом году, в том числе при поддержке Антикоррупционной инициативы ЕС в Украине, сможем завершить техническое обновление и перейти к этапу обучения наших аналитиков и работников ИТ-сферы новым программным продуктам.

— Несколько слов о стратегии на будущее…

И. Черкасский: — Мы должны мыслить масштабно. Законодатель определил, что Госфинмониторинг является координатором всех мероприятий в сфере борьбы с отмыванием средств, финансированием терроризма и распространением оружия массового уничтожения. Поэтому я не могу ограничиваться только вопросами финансовой разведки. Мы должны предлагать Министерству финансов и Правительству идеи по развитию всей системы борьбы с этими явлениями.

— И каковы же ваши планы?

Игорь Черкасский: — Если говорить о приоритетах, то это – сбалансированное развитие всех звеньев регуляторной, правоохранительной и судебной систем, направленное на выявление, расследование, вынесение приговоров и конфискацию преступных активов. Для нас, в первую очередь, речь идет об активах, связанных с отмыванием средств, финансированием терроризма и предикатными преступлениями.

Бесспорно, главной целью подразделения финансовой разведки всегда остается работа, направленная на выявление и блокирование финансовых операций, направленных на отмывание или финансирование терроризма.

В конце концов, существует Стратегия развития системы до 2020 года. Надо двигаться по ней. Концептуально уже все определено, а наша задача – реализовывать ее и не забывать о новых вызовах и рисках. Указателем должна быть та же оценка Комитета MONEYVAL. В рамках Стратегии следует сделать все, чтобы выполнить рекомендации Совета Европы.

— Для этого, наверное, нужно изменить законодательство? Это предусмотрено в Стратегии?

Игорь Борисович Черкасский: — Мы начали с выполнения Четвертой Директивы ЕС, которая является приоритетной для внедрения в законодательство Украины. Сейчас еще имеем результаты оценки MONEYVAL, которые также указывают на необходимость определенных изменений в законодательстве. Будем делать все, чтобы усовершенствовать национальное правовое поле в этом русле.

У нас уже есть концепция обновленного закона о борьбе с отмыванием средств. Не хотел бы давать характеристику его положениям. Давайте подождем окончательно согласованного текста законопроекта.

По материалам — https://www.ukrinform.ru/rubric-economy/2412843-igor-cerkasskij-glava-gossluzby-finansovogo-monitoringa.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here