Горецкий Олег Васильевич
Горецкий Олег Васильевич

Возможно привлечь к ответственности виновных в банкротстве лиц? Об этом накануне рассказали Горецкий Олег Васильевич и Марьяна Горецкая из юридической фирмы «Горецкий и Партнеры».

Неэффективность банкротства и противоречивость такой процедуры самом института банкротства, который появился еще во времена римского права, является основной проблемой процедуры банкротства в Украине. Очень часто процедура банкротства юридического лица является злоупотреблением со стороны физических и юридических лиц, которые с ней связаны, считает Горецкий Олег Васильевич.

Обычно практики скептически относятся к возможности привлечения виновных лиц к ответственности, поскольку за последние десятилетия в Украине не принято ни одного обвинительного приговора о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности за доведение до банкротства общества.

Как отмечает Марьяна Горецкая, все давно уже обсуждают принятие Верховной Радой Кодекса Украины из процедур банкротства (далее — Кодекс), который внедрится на практике с октября 2019 Однако изменилось и как наказать виновных?

Кодекс четко устанавливает виды гражданско-правовой ответственности за фиктивное банкротство, а именно субсидиарную и солидарную ответственность, применение которых более реальными для виновных лиц в отличие от уголовной ответственности.

Горецкий Олег Васильевич и Марьяна Горецкая о субсидиарной ответственности

В соответствии с Кодексом, в случае банкротства должника по вине его учредителей (участников, акционеров) или других лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников, акционеров) должника — юридического лица или других лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (ч. 5 ст. 41 Кодекса).

Субсидиарная ответственность также задекларирована ч. 1 ст. 619 Гражданского кодекса Украины, в которой отмечается, что договором или законом может быть предусмотрена наряду с ответственностью должника, дополнительная (субсидиарная) ответственность другого лица, приводят СМИ слова Горецкого Олега Васильевича.

Горецкий Олег Васильевич
Горецкий Олег Васильевич

В последнее время уже формируется судебная практика по реальной возможности привлечения виновных лиц к гражданско-правовой ответственности, согласно которой участники общества несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества. Например Кассационный суд в составе ВС в постановлении от 20.03.2019 г.. По делу №5024 / 980/2011 отметил, что на участников общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам, но только для удовлетворения требований кредиторов.

Однако, кроме применения субсидиарной ответственности к учредителям обычных предприятий, гражданско-правовая ответственность также может быть применена и к руководителям юридических лиц государственной формы собственности. В частности, 04.09.2018 г.. По делу №5023 / 4388/12 Большая Палата Верховного Суда отметила о правомерности применения субсидиарной ответственности к руководителям юридических лиц государственной формы собственности.

Суть спора заключается в том, что Лозовской городской совет Харьковской области приняла заведомо нерациональное решение об изъятии активов КП «Комбинат коммунальных предприятий» и передала эти активы третьим лицам; результатом этого изъятия активов стало резкое ухудшение финансового состояния коммунального предприятия и неспособность осуществлять деятельность, что привело к возникновению неплатежеспособности предприятия и доведения его до банкротства. Если верить Горецкому Олегу Васильевичу, большая Палата ВС оставила в силе решение суда первой инстанции, которым было применено субсидиарную ответственность на сумму, составляющую разницу между суммой требований кредиторов банкрота, утвержденной хозяйственным судом, и ликвидационной массой, равной нулю. При принятии постановления Большая Палата Верховного Суда руководствовалась, в частности, решением Европейского суда по правам человека по делу «Ершова против Российской Федерации», в котором отмечается, что, независимо от статуса предприятия как самостоятельного юридического лица, муниципальные власти и соответственно государство должны быть в пределах конвенции признаны ответственными за деятельность и бездействие предприятия, уверен Горецкий Олег Васильевич.

Применение субсидиарной ответственности является очень редким явлением, ведь для того, чтобы доказать вину учредителей (участников, акционеров) и директоров юридических лиц, необходимо полностью проанализировать финансово-хозяйственную документацию, отчетность (в том числе налоговую), договоры и внешнеэкономические контракты, банковские документы и тому подобное. Обычно судом эта обязанность возлагается на арбитражных управляющих в процедуре банкротства, которые его выполняют неправильно.

Однако есть надежда, что применение процедуры нового Кодекса будет толчком к формированию новой судебной практики и все же привлечения виновных лиц к ответственности, где предусмотрена более «опасна» ответственность — не только для участников общества, но и для руководителя должника. Так, ч. 6 ст. 34 Кодекса определено, что если руководитель должника допустил нарушение требований указанных в этой статье, он несет солидарную ответственность с обществом за неудовлетворения требований кредиторов, является основанием для последующего обращения кредиторов со своими требованиями к виновному лицу, отмечает Олег Горецкий.

Поэтому солидарная ответственность является более «опасной» для руководителя должника, ведь ставит последнего в один ряд с самим должником.

Горецкий Олег Васильевич
Горецкий Олег Васильевич

Так, ч. 6 ст. 34 Кодекса определено, что если руководитель должника допустил нарушение требований указанных в этой статье, он несет солидарную ответственность с обществом за неудовлетворения требований кредиторов, является основанием для последующего обращения кредиторов со своими требованиями к виновному лицу.

Поэтому солидарная ответственность является более «опасной» для руководителя должника, ведь ставит последнего в один ряд с самим должником, считает Марьяна Горецкая.

Но и не без пробелов в новом Кодексе

В связи с солидарной ответственностью возникают коллизии в новом Кодексе. Так, Кодекс возлагает ответственность за неподанную заявление о банкротстве в хозяйственный суд только на руководителя должника. В то же время руководитель не имеет полномочий единолично решить об обращении в хозяйственный суд с заявлением о банкротстве — такой вопрос решается участниками (учредителями) юридического лица. На участников (учредителей) такая ответственность не возлагается. Руководитель должен уведомить участников (учредителей) об угрозе неплатежеспособности. Ответы на вопросы, что делать в случае, если руководителем юридического лица было должным образом осуществлено свой долг, а решение об обращении с заявлением о банкротстве так и не было принято общим собранием участников (учредителей) или другим уполномоченным органом, Кодекс не дает.

Солидарная ответственность руководителя наступает в случае непредставления заявления в хозяйственный суд в течение месяца с момента возникновения угрозы неплатежеспособности. Но Кодекс не дает четкого ответа на вопрос, с какого момента отсчитывать срок в месяц и на основании каких критериев руководитель должен сделать вывод о наличии угрозы неплатежеспособности, уверяет Олег Васильевич Горецкий.

Итак, Кодексом не до конца урегулированы вопросы, связанные с субсидиарной и солидарной ответственности. Как показывает опыт европейских стран с высокоразвитыми правовыми системами, значительно лучший эффект достигается определением конкретного перечня нарушений, приводящих к устойчивой неплатежеспособности. В частности, в британском законе о неплатежеспособности (Insolvency Act) 1986 содержится исчерпывающий перечень действий, приводящих к неплатежеспособности от незаконных операций с имуществом должника и подделки финансовой отчетности для представления ложных заявлений о возможности оплатить долги и мошенничества с целью склонить кредиторов к мировому соглашения.

Остается надежда, что судебная практика даст ответы и на эти вопросы.